Кто постоит за Femen?

В ноябре текущего года команда ЮК Юскутум пополнилась новым партнером - в результате объединения к фирме присоединился Денис Овчаров, возглавивший практику правовой безопасности бизнеса.

Как и любой партнер юридической фирмы, меняющий место работы, г-н Овчаров вошел в бизнес со своим портфелем клиентов, среди которых, в частности, уже несколько лет находится известная женская организация FEMEN. Как восприняла компания Юскутум, специализирующаяся на правовом обеспечении интересов бизнеса, перспективы работы со скандальным женским движением и как будет работать в дальнейшем необычный тандем «юрист-клиент», мы попытались выяснить у Дениса Овчарова и Анны Гуцол.

Денис, совсем недавно Вы присоединились к команде ЮК «Юскутум», где отныне будете отвечать за направление правовой безопасности бизнеса. Однако пресса знает Вас как адвоката Femen, всякий раз приходящего на помощь активисткам после их задержания. Будете ли Вы продолжать предоставлять юридические услуги организации и как к этой роли отнеслись Ваши новые бизнес-партнеры?

Денис Овчаров: Конечно, юридическая компания Юскутум в большей степени занимается защитой экономических интересов предприятий, но на сегодняшний день экономика и политика очень тесно взаимосвязаны. Cегодня достаточно сложно найти правозащитника хотя бы с одним оправдательным решением по политическим вопросам преследования, а именно к таким делам я причисляю процессы, связанные с Femen. Если мы можем добиваться победы в судах в отношении такого экспрессивного движения как Femen, то понятное дело, что способны то же самое делать и для бизнеса. Поэтому когда мы консультировались с новыми коллегами касательно дальнейшего сопровождения движения, я сказал, что Femen - это политика, но если мы также эффективно будем работать с бизнесом, то это лишь даст плюсы нашим клиентам.

Femen - это флаг правосудия, ведь процент оправдательных решений по этому движению выгодно выделятся на фоне других политических процессов. Каким бы ни было на сегодняшний день преследование Femen со стороны прокуратуры, ни одна из активисток в СИЗО не сидит. Мы добились того, что суд считается с их позицией, удовлетворяя наши жалобы и отменяя постановления о возбуждении уголовных дел.

Анна Гуцол: Мы не общаемся напрямую с милицией, они сразу же звонят Денису с просьбой предоставить ту или иную информацию. Они понимают, что только он может уговорить нас прийти на допрос, потому что мы по своей гражданской сути уверены в том, что не совершали никаких преступлений.

А что касается административных правонарушений?

Анна: Мы не считаем себя правонарушителями. Честно! Ведь нет закона, запрещающего проводить топлес-акции. У нас даже было решение суда, в котором судья также подтвердил законность проведения топлес-протестов.

Денис: С милицией и судами мы ведем абсолютно нормальный диалог. С прокуратурой на уровне города почему-то отношения не складываются. Милиция трижды отказывала в возбуждении уголовного дела «по кресту», а прокуратура говорит: «Нет, ищите состав!».

Согласно многочисленным сообщениям СМИ, вследствие спиленного на Майдане креста на деятельность Femen обратил внимание Президент. Может ли это объяснить столь повышенное внимание к Femen со стороны прокуратуры?

Анна: Очень жалко, что Президент решил сделать подобное заявление, дабы угодить верующему электорату, но ни мой адвокат, ни наше движение не видим в своих действиях состава уголовного преступления. Даже милиция не может найти его в действиях активисток. Меня это заявление очень напугало, ведь в нашей стране отсутствует четкое соблюдение закона и найдутся дураки, которые воспримут его как руководство к действию. 17 октября Президент делает заявление, а уже 18 числа милиция оперативно получает от прокуратуры соответствующее письмо - ищите. А что искать вокруг этого креста? Может, землю вскопать в надежде отыскать труп? Поэтому я не боюсь закона, ведь мы четко знаем его пределы и грани. И если бы я его нарушила, я была бы готова за это ответить.

Денис: В судебной практике по движению Femen есть прецедентные решения, которые мы активно используем. Это позиция коллегии по криминальным делам апелляционного суда, где по трем эпизодам активисток суд четко указывает: топлес-протест является не актом нарушения общественного порядка, а актом высказывания своей гражданской позиции в порядке реализации гражданами гарантированного им Конституцией Украины права на высказывание своих протестов во время мирных собраний. В действиях активисток отсутствует хулиганский умысел, и мы это успешно доказываем их отношением к своему поступку, а также отсутствием вреда от подобных действий.

Цель женского движения Femen - это защита гражданских прав. На вопрос «почему данная форма защиты является актуальной» я доказываю, что именно такая форма позволяет привлечь внимание общественности к тем или иным проблемам.

Чем опасен топлес-протест? Это форма протеста, не причиняющая никому никакого вреда. Она может кому-то понравиться либо нет. Но еще никто в суде не доказал, что Femen нарушает нормы этики и морали, да и кто это способен доказать в современной Украине. И как бы люди не относились к Femen, но их протесты видят и обсуждают, а это и есть цель любого гражданского протеста.

Как указано на официальном сайте Femen, движение борется за половое и гражданское равноправие во всем мире с помощью «гражданских поступков высокой степени сложности и провокативности». А можно ли, на Ваш взгляд, в борьбе за такие благородные цели использовать провокационные методы?

Денис: Нам отказали в регистрации общественной организации «Фемен» в связи с тем, что в уставных документах прописано, что целью является организация борьбы за права женщин. Юстиция указала на то, что права женщин защищены Конституцией Украины и бороться за них не надо, так как борьба отождествляется с экстремисткой деятельностью. Получается, что бороться за права геев у нас можно, бороться за справедливые выборы можно, а за права женщин бороться нельзя, потому что действующее законодательство их и так защищает. Борьба может быть мирная, а может быть с оружием. Топлес-протест не несет в себе оружия.

Анна (дополняет): Точнее, демонстрирует его отсутствие (смеется - прим ред.).

Денис: В суде мы не только доказываем эту позицию. У нас есть заключение психологов, специалистов о том, что сама по себе демонстрация женской груди даже в общественном месте не может никому нанести вред. Если взять картины как произведения искусства, на которых изображены женщины с обнаженной грудью, - это признак восхищения. Это нормально - ходить по музеям и смотреть на обнаженную натуру. И если средства массовой информации обращают внимание на акции Femen и освещают это в полных прелестях - значит это тоже вполне нормально.

Помните ли Вы момент, когда началось Ваше сотрудничество в формате «адвокат-клиент»? Денис, для Вас работа с Femen - это удачный PR-ход, pro bono услуга либо обычная адвокатская практика с хорошим гонораром?

Анна: Я хорошо помню момент, когда к нам (уже достаточно давно) пришел Денис со своим коллегой Ярославом: «Здравствуйте, мы адвокаты, мы видим ситуацию с вашими арестами и готовы вас защищать». На наш аргумент о том, что денег на юридическую помощь у нас нет, они ответили достаточно утвердительно: «Мы знаем».

Денис (смеется): Мы сидели в кафе «Купидон» и были уверены на 100 %, что денег у них нет. Низкобюджетные акции, девушки-студентки были этому доказательством. Мы долго рассматривали, хорошо или плохо это сотрудничество для пиара. Но осознание того, что мы будем первыми адвокатами, защищающими топлес-акции, победило все возможные минусы. По общему правилу, адвокат не имеет права отказывать своему клиенту. В моей практике в качестве адвоката по назначению я оказывал бесплатную правовую помощь, защищая и убийц, и грабителей, и наркоманов. Ведь каждый имеет право на защиту.

Сейчас, как и раньше, мы работаем с движением Femen на принципах pro bono. Для нас это социальный проект, возможно, так и будет продолжаться. На сегодняшний день для ЮК Юскутум - это проект, защищающий права и свободы граждан. И мы хотим его развивать вне зависимости от того, будет это движение Femen или другая общественная организация.

Консультирует ли Денис движение Femen перед акциями относительно их возможных юридических последствий?

Анна: Обычно действия мы согласовываем. Очень редко бывает, когда вечером приходит идея, а утром мы ее уже реализовываем. А потом звоним Денису из Печерского районного отделения милиции.

Сейчас Femen вышли на международный уровень и проводят свои акции в других странах. Консультируете ли Вы их в части законодательства соответствующих государств?

Денис: Что касается международной деятельности, то здесь все намного проще, чем в Украине. Там, как правило, закон защищает протестующих и в присутствии адвоката нет необходимости.

Анна: Мы уже провели 3 акции в Париже, где существует четкое предписание местной полиции о запрете ходить топлес как мужчинам, так и женщинам. Но в рамках протеста, отстаивания тех или иных гражданских прав это позволено. Ни на одной акции во Франции мы еще не были арестованы или задержаны. Полиция лишь может защитить нас от физической расправы. Кроме Ватикана, нигде в Европе я не сталкивалась с тем, чтобы так нагло и безобразно задерживали лишь за то, что ты Femen и пришла на акцию. Сейчас в Украине милиция и СБУ как раз работают на то, чтобы выявить активисток еще до акции. Мы еще ничего не сделали, а нас уже останавливают. То же самое было в Ватикане, где местная полиция искала по всей площади возле собора трех украинских блондинок.

Денис: В свое время мы нашли практику Европейского суда, США, Канады относительно проведения топлес-протестов. Ведь топлес-протест был изобретен далеко не в Украине, он проводился и ранее в других странах. Если он несет в себе защиту социальных интересов, то суды оправдывают данные методы протеста. Можно провести аналогии с нашим законодательством как действия в состоянии крайней необходимости. Назовите хоть одну организацию, имеющую такую же поддержу СМИ, как и Femen? Это говорит лишь о том, что другие формы протеста менее эффективны.

Какую максимальную ответственность на сегодняшний день понесли Ваши активистки вследствие проведенных акций и какова ныне «ситуация с крестом»?

Анна: В Украине пока что 9 уголовных дел, и мы до сих пор не знаем, будет ли возбуждено еще одно по кресту. Самое большое административное наказание, которое понесла наша активистка, были 15 суток за нападение на патриарха Кирилла в Борисполе. А за акцию под посольством Италии я как организатор получила штраф в размере 600 грн. плюс 800 грн. за уборку женских трусиков.

Денис: Что касается креста, то здесь ситуация очень интересная. Нам до сих пор не известно, возбуждено уголовное дело или нет. Но мы знаем, что правоохранительные органы, которые вели расследование первоначально, отказывали в возбуждении. Сейчас, насколько мы осведомлены, это дело забрала к себе прокуратура. Хотя очень странно, что она занимается расследованием хулиганства. Я спросил у следователя, в чем же ущерб от данного действия? А мне отвечают: ущерб нанесен газону, на который упал крест. Однако на видео и фотографиях четко видно, что никакого газона там не было. Оказалось, что когда крест упал и помял сорняки, местная администрация посадила там клумбу, стоящую 1 тыс. грн. Этим они и обосновывают сумму ущерба. Согласитесь, это же абсурдная ситуация.

Анна: Меня пугает, когда такие уголовные дела затягивают. Это же бомба замедленного действия. В любой момент это дело могут достать. И к любой из 8 активисток могут подойти и сказать: «Ты, давай потише. А то на тебя дело лежит…». Этим можно шантажировать, пока не пройдут сроки давности. Такие факты шантажа со стороны милиции уже имели место, летом во время Евро-2012 нашим активисткам угрожали незакрытыми уголовными делами.

Каковы, на Ваш взгляд, шансы повторения с Femen судебного сценария над Pussy Riot в России?

Анна: Наша акция с крестом была связана не только с антирелигиозным протестом, но также посвящена Pussy Riot. Мы их поддержали этой акцией, и не важно, что они не поддержали нас. Относительно того, возможен ли подобный процесс в Украине, - не знаю, в нашей стране все возможно. Тут нельзя апеллировать ни законом, ни тем, что мы делаем. Здесь все зависит от политической воли нашей власти. Но, как всегда, после наших действий я рассчитываю на наших юристов и средства массовой информации. СМИ - это то единственное, что оставляет нас на свободе до сих пор. Это тот единственный рупор, спасший наших девченок от смерти в Белоруссии.

Денис, как адвокат Вы обязаны поддерживать своего клиента и защищать его независимо от того, разделяете ли Вы с моральной точки зрения его позицию или нет. А насколько Вам лично близки принципы и методы деятельности, которыми руководствуется движение Femen?

Денис: Адвокаты - хирурги закона, и не наше дело судить клиента. Могу сказать только то, что одну из участниц движения Femen я взял кумой своего ребенка. Потому что у этого человека уже есть жизненная позиция, внутренний стержень. К тому же я оправдал ее в суде, поэтому она не является правонарушителем, ведь я не могу позволить, чтобы у второй матери моего ребенка была судимость (улыбается - прим ред.).

Анна, напоследок к Вам вопрос от женской части нашей редакции. Как лидер Femen и организатор акций Вы никогда не принимаете участие в топлес-акциях. С чем это связано?

Анна: Вы просто не все акции смотрели. Но мне хочется ответить как редактор редактору. Я не думаю, что Вы тоже ходите на все мероприятия и лично записываете все интервью. У вас есть штат сотрудников, выполняющий те или иные функции. Точно также я выполняю редакторские функции в движении Femen. Я даже на всех акциях в последнее время не присутствую, потому что должна быть часть коллектива, остающася за протестом, для того, чтобы в случае необходимости вызвать адвоката, обеспечить все процессы по распространению информации.

Беседовал Сергей Саченко, главный редактор портала ЮРЛИГА

Open all references in tabs: [1 - 3]

Via: jurliga.ligazakon.ua


Short link: [Facebook] [Twitter] [Email] Copy - http://whoel.se/~Hi0bD$1xc

This entry was posted in RU and tagged on by .

About FEMEN

The mission of the "FEMEN" movement is to create the most favourable conditions for the young women to join up into a social group with the general idea of the mutual support and social responsibility, helping to reveal the talents of each member of the movement.

Leave a Reply